Descrizione-RasSkaski

 

 

На следующий день, который не особенно заставил себя ждать, Курушка Дикурушка, принарядилась в свои праздничные перья, захватила на всякий непредвиденный случай десятка два плюшек-ватрушек, да и отправилась по указанному (но как мы уже говорили, историей не сохраненному) адрес, так сказать для знакомства вживую с Леофан Леофанычем.

После долгих скитаний, после дюжины несчастных прохожих, которые были просто-таки подвергнуты неумолимым пыткам со стороны нашей птицы, которая никак не могла сориентироваться в пространстве и найди дорогу, поэтому приставала с расспросами к встречным, а если встречные не знали (а как правило они не знали) ответа, то подвергались уже допросам с пристрастием... Так вот
после всего этого, что стоило Курушке ко всему прочему огромных душевных сил и неимоверных нервов... Причем тут нервы, спросите Вы? Да просто потеряться в пространстве – это вообще такой стресс! Тут нужны, можно сказать, просто-таки железные нервы! А еще эти прохожие, которые вечно куда-то спешат! Они никогда не смотрят по сторонам, а когда ты их останавливаешь простым вопросом, шарахаются от тебя, как будто увидели привидение иди еще того хуже – саму мисс Чуму!.. Потом, если им не удается проскочить в надежде, что мотание головой и невнятное мычание в виде ответа может тебя устроить, то они долго пучат на тебя глаза, сосредоточенно морщат лоб, вглядываясь в бумажку, которую ты им протягиваешь (как правило это карта местности с указанием улиц) и опять-таки начинают мотать головой, но уже без особого мычания, а скорее для проформы с песней типа: «Да сами мы тоже не местные!» Эта песня древняя и уходит своими корнями если не в старый Иерусалим, то уж к Вавилону точно!.. Но мы отвлеклись...

Так вот после нескольких часов скитаний наша Курушка добралась-таки до Леофанушки.

После первых охов и вздохов по поводу «лицезреть вас для меня блаженство» и «рад, безмерно рад» хозяин и гостья отправились осматривать коморку Леофаныча.

- Нда.... – промолвила птица, после тщательного досмотра жилища, - Кухня у тебя хоть есть?

- Ну, ты меня совсем обижаешь! Конечно! Правда там живет лев и меня в нее не пускает...

- Ясно! Значит никакого морковного пирога... - почти про себя буркнула Кура, а для проформы решила все-таки уточнить, - А прогнать его ты, конечно, не пытался?

- Как же я его прогоню? У него там и детеныши есть! А я ж один! Мне много не надо! У меня вон и припасы все здесь могут храниться! – с этими словами он показал на полку под самым потолком.

- А как ты туда добираешься? – спросила птица, пытаясь оценить высоту проблемы.

- В прыжке! – гордо сообщил Леофан.

- В прыжке-е-е-е? – протянула Кура. – А разбег где берешь? За окном?

- Ну, как же я могу брать разбег за окном? Ты посмотри! Это ж "нескажукакойэтаж"!

- Полагаю, для тебя это не проблема! – съязвила Кура.

- Ну, я ведь летать не умею?

- А прыгать каждый день под потолок за едой – умеешь?

- Ну, прыгать ведь! Не летать!

- О, между этими двумя действиями небольшое расстояние! Если, какой-нибудь барсук попроситься на переночевать к тебе со всем своим выводком, я полагаю, ты не откажешь! А для удобства жизни дятла ты предложишь ему как раз эту самую полку с едой, а еду (если, конечно, твои гости-татаре ее сразу не экспроприируют), то ты и повесишь куда-нибудь за окно, а, чтобы не беспокоить лису, которая устроится на подоконнике, ты будешь за едой выходить на улицу и... Тут-то и произойдет знаменательное событие, когда ты научишься летать!

- Подожди! Ты слишком торопишься! Я не совсем понял!

- Ладно, давай! Валяй свои вопросы! – бросила Кура, устраиваясь поудобнее в кресле.

- Если ко мне придет барсук с выводком, в чем я немного сомневаюсь, то причем тут дятел?

- Ну, барсук вообще компанейская личность и в гости приходит надолго, если не насовсем, и, как правило, с ним еще половина леса! Поэтому сразу готовь места не только дятлу, но, как я уже сказала лисе, зайцу, белке и...

- Как же я их умещу всех вместе, да еще таких разных?

- А это твоя проблема! Не моя! Ведь это ты такой жалостливый, что отказался от кухни в пользу соседей! Не удивлюсь, если окажется что и в туалет надо ходить по расписанию!

- Как ты угадала? – совершенно искренне удивился Леофаныч.

- Даже не думала угадывать! Это было совершенно дикое предположение, но как выясняется, не такое уж и дикое! – Дикура с каким-то материнским сожалением посмотрела на Леофаныча. – Кстати о туалете...

- Ой, нет! – забеспокоился Леофаныч.

- Что? Сейчас не твой час?

- Нет... - выдохнул Леофаныч.

Кура посмотрела на висящие на стене часы с кукушкой.

- Так, а кукушка где? – полюбопытствовала Кура, разглядывая огромный амбарный замок, висящий на дверце часов.

- Понимаешь... - замялся Леофаныч.

- Только не говори, что у нее дети и она полетела их проведать?

- Откуда ты знаешь? Ты ее встречала?

- Ой-ой-ой!.. Я даже не подозревала, что размер бедствия может быть так велик!..

- С ней что-то случилось? Я так и знал! – не на шутку встревожился Леофаныч, и стал суетливо бегать по комнате, пытаясь сосредоточиться на мыслях. – Все решено! Я пойду ее искать!..

Наш герой достал сундук и стал туда забрасывать вещи, которые попадались под руку. Ему казалось, что при поисках пропавшей кукушки они могут пригодится. Так в сундук полетели компас, лыжная палка, связка боварских колбасок, пакет молока, зерно, мольберт, кисти, большой фонарь от маяка... Какое-то время Дикура беззвучно сидела в кресле, наблюдая за происходящим. Когда в сундук полетели кегли, Кура решительно встала и направилась к Леофанычу:

- Никуда ты не пойдешь! – заявила птица, резко встряхивая своего нового друга. – Когда я упомянула бедствие, то имела в виду не ее, а тебя! Бедствие – это то, что у тебя в голове! Там же сплошной кавардак!

С этими словами Кура усадила Леофаныча в кресло, где до этого сидела сама и стала разбирать вещи из сундука, раскладывая их в каком-то более не менее порядке по полкам и углам.

- Ты не можешь никуда идти сейчас, потому что у тебя гости! Это, во-первых!

- Ты права! Ведь у меня ты в гостях! – выдохнул растерянно Леофаныч.

- Вооот! Уже лучше!.. Дальше... - Кура внимательно смотрела на лыжную палку, размышляя куда ее положить. – Слушай, а зачем тебе палка, если нет лыж? И где вторая?

- Вторую я подарил аисту! Он на днях залетал и попросил ее у меня, потому что ему так удобнее по болоту ходить!

- А че не две?

- А вторая ему не нужна, потому что для равновесия одно крыло должно быть всегда свободно! Нельзя оба крыла загружать палками!

- Да ты просто какой-то аистиный эксперт! – умилилась Кура.

- А то! Я, знаешь, сколько всего знаю!

- Не сомневаюсь! – откомментировала птица, примеряясь к второй палке. Потом махнула головой, отгоняя мысли. – Если бы это тебе еще как-то помогало!.. Ладно... С палками понятно, а лыжи где?

- Волку подарил! Он сказал, что ему так сподручнее по лесу мотаться! А то со временем совсем сдавать стал серый!..

- А так ему сподручнее к бедным зайцам подкатывать, да?! – съехидничала Кура.

- Ой!

- Что?

- Бедные зайцы! Я ж о них не подумал!

- А о себе ты подумал? Был прекрасный комплект: лыжи с палками, а теперь вот – одна совершенно бесполезная палка... Хотя... - Птица посмотрела под потолок на полку. Знаешь, это мысль! Ею можно снимать котомку с едой! Тогда и прыгать не придется!..

- Ой, как хорошо, что ты пришла ко мне! Я б сам не додумался! Так бы и прыгал, пока ноги не сломал! Знаешь... - тут Леофаныч перешел на шепот, - Я должен тебе признаться! Мне так в последнее время болят ноги!..

- Показывай!

- Что?

- Ноги показывай!

Леофаныч задрал штанины.

- Да не мне! Олух! Врачу показывай! Срочно причем! – последнее птица сказала с беспокойством, поскольку заметила то, что могло вызвать беспокойство.

- А!.. А я уж подумал, что ты и во врачебном деле дока!

- Я-то дока, но тут нужен специалист!.. – назидательно сообщила птица. – Ладно... С вещами разобрались! – последнее она заявила, когда сундук уже был пуст. Вещи лежали по своим местам, а Леофаныч разглядывал свою комнату, как будто первый раз видел.

- Это ж надо! Какая у меня большая комната!

- Это если все в порядке держать!

- В нее еще столько всего может уместиться!

- И не думай! Сперва жизнь свою умести!

- И в жизни моей столько еще всего может уместиться! – вдруг осознал Леофаныч. А я уж думал, что все в прошлом!,.

- Это мозги у тебя в прошлом! А в жизни у тебя еще все впереди!.. Только порядок надо навести!.. Так... А это что? – с этим вопросом птица уставилась на картину в виде окна.

- Это мой маяк! – гордо заявил Леофаныч.

- Маяк! Это с которого ты это спер? – с этим словами Кура указала на фонарь, который до этого долго примеряла, пока не повесила под самым потолком в центре комнаты вместо люстры.

- Неет!.. – Леофаныч улыбнулся. – Это я по случаю на барахолке сменял на один бриллиант.

- На что? – Кура аж плюхнулась на хвост от неожиданности.

- На один бриллиант! Ну, понимаешь, мне в наследство досталась горсть бриллиантов, вот я и сменял один из них на фонарь для моего маяка! Понимаешь...

- И понимать не хочу! Я, надеюсь, из горсти это был самый малюсенький бриллиант?

- Нет... - Леофаныч вздохнул, - Он был самый красивый и большой, потому что он был последним. Я его берег для самого ценного!..

- Да уж... «берег для самого ценного»... - Птица задумалась.

- То есть, если я правильно понимаю, - после некоторой паузы продолжила Кура, - Остальные бриллианты ты растратил еще раньше?! Я стесняюсь спросить, на что? – тут она тщательно обвела комнату взглядом, пытаясь разглядеть хоть что-то ценное, что могло бы быть сопоставимо с бриллиантом...

- Мне трудно объяснить!.. – Леофаныч замялся.

- Постарайся уж!

- Поймешь ли?!...

- Ну, тут уж мне придется постараться!..

- Мне нужны были краски, а денег не было!..

- И ты сменял все бриллианты?

- Нет... Только один! Ведь еще была горсть!..

- Ага!..

- Потом нужны были холсты!

- И ты сменял все бриллианты?

- Нет! Еще один! Ведь оставалась еще горсть!

- Ага!..

- Потом понадобились кисти, мелки и бумага!

- И ты сменял еще один!

- Нет! Четыре!

- Почему четыре?

- Потому что за каждую позицию по одному!

- Ааа... А четвертый тогда за какую позицию? Ведь «кисти, мелки и бумага» - это три позиции!

- Еще был уголь! Я забыл назвать уголь! Знаешь, как классно рисовать углем!

- Могу себе только представить! – у птицы было почти предынфарктное состояние.

- Потом...

- Подожди!... Мне кажется достаточно! Я поняла!... Один только вопрос, ты все это покупал у одного и того же продавца, или это были разные проходимцы?

- Ну, зачем же ты так?! – огорчился Леофаныч. – Не зная человека, такой ярлык вешаешь? Очень даже себе замечательный дядечка! Душевный такой!

- За горсть бриллиантов еще бы ему быть не душевным! – буркнула в сторону Кура, а уже громко добавила, - Скажи, пожалуйста, а диалог с этим душевным дядюшкой был приблизительно таким:

- Что Вам угодно, любезнейший? – он.

- Мне нужны краски!.. – ты.

- О, самые лучшие краски в мире только сегодня и только у меня! – он.

- Какие красивые краски!.. – ты.

- Эти краски достойны самих Микеланджело и Рафаэля! – он.

- Да уж!.. Самих... - тут у тебя естественно перехватывает дыхание...

- Да! Именно и только них!.. Ну, еще, как я понимаю, Вас!..

- И меня? – Тут, естественно, ты не веришь своему счастью! Тебя сравнили с великими мастерами Возрождения.

- Конечно, Вас! – он.

- Я боюсь спросить, сколько они могут стоить? – ты.

- Сущий пустяк! А сколько у Вас с собой!.. – он почти заглядывая в твои карманы.

- В том то и дело... - Тут ты мнешься.

- Вы забыли портмоне? Это не беда! Я схожу с Вами к Вам домой и Вы заплатите мне там.

- Нет, не в том дело! У меня нет денег....

- Ах, нет денег... - Он почти теряет к тебе интерес, но тут ты лезешь за пазуху.

- У меня есть вот это! - Ну, тут тебе нет равных, потому что ты достаешь не больше и не меньше, как всю горсть бриллиантов.

- Ах, это!... – продавец почти безразличен.

- Но это очень хорошие... - ты не успеваешь договорить, потому что продавец зажимает тебе рот и шепчет:

- Я не могу позволить, чтобы кто-то узнал, что я продал краски не за деньги, а за какие-то стекляшки! Но только ради Вас! Я так к Вам расположился, что.... В общем, давайте! Так и быть!.. - Ну, а дальше дело техники! Он вытягивает из тебя камушек за камушком, каждый раз приговаривая, что «Ведь у Вас еще целая горсть»! Параллельно он выпытывает всю твою поднаготную и узнает про мечту – маяк. И в довесок в самом конце втюхивает огромный фонарь без лампочки за последний самый ценный бриллиант!..

- Ты там была! – выдохнул завороженно Леофаныч, совершенно не скрывая восторга.

- К сожалению, нет! – вздохнула Кура. – Если бы мне довелось быть там, то ты сейчас не сидел бы здесь, а твои бриллианты принесли бы тебе!.. Хотя... О чем это я? Ты бы все равно их расфуфырил, пока я куда-нибудь бы отлучилась!..

- Неужели я прогадал? – Леофаныч огорчился.

- Нет, что ты! Ты же нарисовал столько замечательных картинок! – ободрила Кура друга.

- Да!..

- А эти картинки принесли много улыбок людям!.. – продолжила птица.

- Да!.. – уже с надеждой откликнулся Леофаныч.

- А разве можно сравнить много улыбок с какими-то там бриллиантами?

- Да! – уже совсем радостно, - Вот видишь! Я же сказал, что это был замечательный человек!..

- Нет, это был проходимец! Это ты – замечательный, только не человек, а неандерталец!

- Неа-Кто? – не понял Леофан.

- Неандерталец!.. Они уже все вымерли!.. Во всяком случае так считалось до сих пор! Но вот оказывается не все! Один остался!.. - с какой-то нежной грустью глядя на друга, сообщила Кура.

- Ой, какая радость-то! И где же он? – Леофаныч даже огляделся вокруг, будто мог увидеть неожиданную находку ученых.

- Да, это уже не важно!.. Главное, что мы встретились с тобой! И теперь дела пойдут на лад!.. – сказала птица и засобиралась.

- Ты уже уходишь?

- У меня масса дел! Не забудь про сказку!

- Про маяк?

- Про какой маяк?

- Ну, как же? Я же тебе говорил! Маяк! Мой маяк!

- Ах да! Этот!.. Давай знаешь что? В следующий раз! У меня действительно масса дел, а времени уже в два раза меньше!

- Почему в два раза?

- Потому что раньше мне приходилось заботиться об одном динозавре, а теперь их двое! Я и с одним с трудом справлялась, а уж с двумя...

- Как? У тебя еще и динозавры есть?

- Да...

- Вот бы посмотреть! – мечтательно вздохнул Леофаныч.

- Что ж... Изволь! – Кура Дикура подошла к Леофан Леофанычу, взяла под руку и подвела к зеркалу, - Смотри!

- Так это же!.. – Леофаныч не верил собственным глазам.

- Вот-вот!.. А ты говоришь... - Кура вздохнула. – Ладно... Полетела я... Увидимся!.. Не забудь про мою сказку, о которой я тебе писала! А я что-нибудь придумаю для тебя!.. - с последними словами Кура исчезла в проеме дверей коморки Леофаныча...

Перейти к главе:

История №3 "..."