Descrizione-RasSkaski

 

 

Однажды Куре не сиделось дома и решила она навестить своего закадычного друга Леофан Леофаныча. Давненько они не виделись, и надо заметить, очень соскучились друг по другу. Решено – сделано! Нафуфырилась наша птица, взмахнула крыльями и... оказалась на подоконнике в домике Леофаныча.

- Рыбу будешь? – вместо приветствия спросил Леофаныч, увидев гостью.

- Привет-здрасьте!.. Я ж птица! Птицы рыбу не жуют! - гордо заявила Курушка и тут же, вытягивая шею с любопытством, добавила, - А что у тебя?

- Да вот, решил карпиком побаловаться! И тебе тоже заодно не хворать! - заботливо переворачивая кусок за куском отозвался Леофаныч, - С золотистой корочкой!.. - потом добавил:

- Ты бы присела за стол, мешаешь маленько!..

Кура сглотнула слюну, плюхнулась на скамеечку около стола и отвернулась к окну, пытаясь изобразить безразличный вид.

- А что птицы жуют? - продолжил Леофаныч беседу, не отрываясь от своего дела.

- Ну, зерно там всякое, хлеб! - промямлила птица, покашиваясь на готовящееся блюдо. Запах от сковороды шел такой, что у Курушки закружилась голова и она свалилась со скамейки.

- Где у тебя вата? - безапелляционно спросила наша подружка, поднимаясь, отряхиваясь и с серьезным намерением направляясь к старому комоду.

- Ты поранилась? - с беспокойством бросился к птице Леофаныч.

Птица уже во всю хозяйничала, выдвигая полку за полкой и подвергая все ревизии.

- Аптечка у меня не здесь! - с этими словами Леофаныч полез под кровать и вытащил оттуда огромную коробку с разными микстурами. - Вот, держи! Йод нужен?

Птица быстро оторвала от протянутого кома два кусочка и с бурчанием: "Какой там йод!?!" - запихнула вату в нос.

- Это зачем? - не понял Леофаныч.

- Чтоб рыбу твою не нюхать! - огрызнулась Кура и вернулась к своей скамеечке.

- Вот оно что... - протянул разочаровано и огорченно Леофаныч и вернулся в свою очередь к плите.

Надо, наверное, заметить, что Леофанычу очень нравилось заботиться о ком-нибудь, поэтому, собственно он и огорчился! Ему, конечно, не хотелось, чтобы Курушка поранилась, совсем нет! Но он так обрадовался реальной возможности быть полезным, что не смог скрыть своего разочарования, когда его надежды не оправдались... А еще он огорчился, потому что запах от жарящейся на сковороде рыбы, который ему самому очень нравился, был так неприятен его подруге.

- Зерно, говоришь? - с этими словами Леофаныч достал с антресолей огромную миску с пшеницей и поставил ее перед птицей. - На вот, клюй!

- Что это? - с сомнением заглядывая в миску, уточнила Курушка.

- Как что? - не понял опять Леофаныч, - Зерно! Как ты просила!

- Я вижу, что не водоросли! - недовольно отодвигая от себя миску, опять буркнула птица.

- Это ж отборная пшеница! Ты что?!? Я специально отложил на всякий неприкосновенный случай!

- На какой случай? - переспросила Кура.

- Не-при-ко-сно-вен-ный! - отчеканил по слогам гордо Леофаныч.

- Знаешь, я думаю, что сегодня не такой случай! Может у тебя что посъедобнее найдется? А то у меня что-то в горле першит! Боюсь, глотать будет больно!

- Ты не заболела случаем? - обеспокоился Леофаныч и полез в аптечку за градусником.

- Случаем? Нее! Случаем не заболела! Максимум - простудой! А случаем надо еще умудрится заболеть! Я этим поболею в следующий раз, как сильно умудрюсь!..

Леофаныч махнул отчаянно на птицу рукой и полез с ревизией в холодильник.

- Знаешь, у меня тут еще вареная перловка есть! И драники с прошлой недели!

Кура подошла к холодильнику и стала совать свой клюв в доставаемые Леофанычем тарелки, пытаясь принюхиваться. Леофаныч усмехнулся, ехидно заметив:

- Тебе ничего не мешает?

- А что мне может мешать, кроме голода? - не поняла Кура.

- Ну, к примеру, вата в клюве...

- А, это! Не-а! Если я ее достану, то у меня в животе проснется такой урчёж, что ты просто оглохнешь!

- А что тогда ты вынюхиваешь?

- Вчерашний день! - огрызнулась птица, развернулась и гордо прошествовала опять к своему месту у стола.

- Как это? - не понял Леофаныч.

- А так это! Я и без запаха вижу, что есть холодное не буду! У меня от холодного клюв сводит! Ты свои позапрошлогодние драники и перловку попребереги для каких других важных гостей! Я не достойна такой роскоши!

- Никакие они не позапрошлогодние! А очень даже вкусные! Просто я все съесть не успел! - попытался оправдаться Леофаныч, искренне не понимая недовольства Куры.

- Я и говорю! Недостойна! Чего надулся? Это ж как выдержанное вино! Чем больше драникам дней, тем они вкуснее! Главное непереборщить и не нарушить режим хранения! - как заправский гурман и сомелье закончила птица..

- Ну, знаешь! Борща нет!

- А при чём тут борщ и... Жаль! Борща бы я зарубила!.. - мечтательно закатила глаза птица, потом прервав мечтания, отрезала, - Ладно! Решено!

- Что решено? - не понял Леофаныч.

- Неси свою рыбу! - потребовала Курушка и вытащила ватные шарики из клюва.

- Ты ж вроде не ешь ее? - решил переуточнить Леофан.

- С тобой скоро и слона можно научиться есть!

- Нее...

- Что "нее"? Не дашь рыбы? - вид Курушки неожиданно стал грозным и она нахохлилась.

- «Не-е» в смысле - слона я не умею готовить - совершенно огорченно констатировал Леофан.

- А! - Курушка подобрела, - Ну, принесешь ты свою рыбу или как?

- Так я ж о тебе беспокоюсь! Как ты так будешь мучиться? Может я что другое приготовлю?

- Другое?! - возмутилась птица, украдкой втягивая потрясающий запах, шедший от жарящегося карпа. - Другое я не дождусь! Неси это!

- Как же это? - попытался запричитать или просто засуетился Леофаныч. Он действительно беспокоился о своей подружке и ему было совестно, что он так прогадал с угощением.

- Да никак! - прервала его Кура. - Просто ради такого случая и лично тебя и твоей рыбы сегодня я буду птицей, только чайкой! А чайки рыбу едят. Так что давай, неси!

От такого поворота Леофанушка от неожиданности где стоял, там и сел. Потом очнулся маленько, поднялся к плите и без какого бы то ни было комментария, ошарашенно стал накладывать рыбу в тарелку. В это время наша подружка повязала салфетку под горло и взялась за приборы. Леофаныч принес еду, поставил на стол и присел сам. Какое-то время они молча поглощали пищу, пока Курушка, насытившись чуток, не прервала молчание:

- Кстати о чайках! Ты слышал историю про гордую чайку?

-Эта та, что ... - тут наш друг встал из-за стола, перетащил скамейку к подоконнику, взобрался на него сам и принялся пафосно декламировать: "Отчего люди не летают! Нет, я говорю, отчего люди не летают так как чайки..." С этими словами он театрально прижимал руки к сердцу, потом вздевал их к небу и казалось, что вот-вот и он зарыдает...

- Не! - прервала его Кура, - Во-первых там были птицы, а не чайки, а во-вторых не это!

- А, - немного растерянно сползая с подоконника и возвращаясь к столу. Потом спохватившись со словами: «А может это?» - быстро вернулся на подоконник и опять приступил к актерскому мастерству:

- «Над седой равниной моря гордо реет буревестник!..» – с этими словами Леофан поднес руку ко лбу в виде козырька и сделал вид, что вглядывается вдаль. На слове «буревесник» он, не меняя позы, тихо прошептал, обращаясь к птице, - Буревестник – чайка же, кажется?!..

- Чайка – да, но это не то, хотя ближе! Слезай давай! – одернула за полу кафтана Леофаныча Курушка.

- Чего это «слезай»?! Я еще могу целую пьесу по имени «Чайка» продекларировать! – с этими словами Леофаныч подбоченился, выбросил вперед правую руку и произнес с пафосом: - Пьеса! Антон Палыч Чехов! «Чайка»!..

- Слезай давай! Это тоже не то! И гораздо дальше от правды, чем буревестник!.. – Птица стащила Леофаныча вниз, взгромоздилась сама на его место и приступила к повествованию в лицах:

 

*   *   *

- Мы - ообщество! Мы - оообщество! – галдели серые средние чайки на больших серых камнях.

- Мы - выыысшее оообщество! Мы – выыысшее ооообщество! – вторили на опережение большие белые чайки на огромных белых камнях.

Маленьким чайкам не было места ни на больших серых, ни на огромных белых камнях, и они усаживались на фонарных столбах. Они не галдели, как большие белые или средние серые чайки, а только изредка покрикивали на своих собственных собратьев, летающих неподалеку.

Совсем маленькая чайка, которой не хватило места ни на камнях, ни на фонарях, долго кружила над набережной, пока совсем не обессилела и не присела на голову величественного императора, возвышавшегося над всем происходящим. Император был ненастоящим. Это был памятник великому императору. Он восседал на своем коне и напоминал окружающим о былых временах и былых победах...

- Какое невежество! Какое несусветное невежество! – галдели большие белые чайки на огромных белых камнях.

- Какая наглость! Какая неслыханная наглость! – вторили им серые средние чайки на больших серых камнях.

Мнения высшего света и наивысшего света в этом вопросе сильно совпадали. Слыхано ли?! Сесть на голову самому императору!.. Это наглость! Это дерзость! Это совершенное невежество!.. Никто! Слышите ли!?! Никто не мог себе позволить ни из высшего общества, ни тем более из наивысшего общества такого!..

Маленькие чайки на фонарях - сородичи нашей героини оставались почти равнодушными, а точнее они судачили между собой, стараясь не привлекать внимания больших и средних чаек. Одни, что постарше и поспокойнее, умудренные опытом, считали нашу самую маленькую чайку глупышкой, которая по неведению так поступила. Внимание больших и средних чаек было небезопасно для маленьких птиц. Вызвать гнев больших могло стоить жизни маленьким. Другие, что были моложе и посмелее, завидовали ей: знамо дело! Привлечь внимание сильных мира сего, что может быть важнее для маленькой чайки?!

Самая маленькая чайка, наша героиня, смотрела на всех сверху вниз и не понимала: из-за чего весь шум? Ведь она только присела на чуть-чуть, чтобы перевести дух. И может ей посчастливится и освободится какой-нибудь фонарь?! И она сможет перелететь на него?..

Вдруг маленькой белой чайке очень приспичило... То ли морские деликатесы, которые ей достались от объевшихся больших чаек оказались не очень свежими, то ли просто надо было быть осторожнее с едой, только приспичило очень и очень. Чайка посмотрела на голову императора...

...Большие белые чайки гадили на огромных белых камнях, серые средние чайки гадили на больших серых камнях, маленькие белые сородичи делали свое «скромное дело» на фонарных столбах, и только самая маленькая белая чайка сидела на голове императора и... держалась, как могла!..

 

*   *   *

- Ну, как тебе? – спросила Кура Дикура, сползая с подоконника.

- Прикольно! – отозвался Леофаныч из-за своего письменного стола, на котором уже вовсю рисовал образы, навеянные рассказом Курушки. – Только я не понял, почему ты сказала, что это близко к буревестнику? Это потому что серые или белые чайки еще и буревестники?..

- Неа, не угадал! Всего лишь потому, что я это подсмотрела там же, где Горький подсмотрел своего буревестника!

- Это где это?

- На набережной Неаполя! Всего лишь на набережной Неаполя! – усмехнулась Дикура и... улетела.

Descrizione-RasSkaski

 

 

На следующий день, который не особенно заставил себя ждать, Курушка Дикурушка, принарядилась в свои праздничные перья, захватила на всякий непредвиденный случай десятка два плюшек-ватрушек, да и отправилась по указанному (но как мы уже говорили, историей не сохраненному) адрес, так сказать для знакомства вживую с Леофан Леофанычем.

После долгих скитаний, после дюжины несчастных прохожих, которые были просто-таки подвергнуты неумолимым пыткам со стороны нашей птицы, которая никак не могла сориентироваться в пространстве и найди дорогу, поэтому приставала с расспросами к встречным, а если встречные не знали (а как правило они не знали) ответа, то подвергались уже допросам с пристрастием... Так вот
после всего этого, что стоило Курушке ко всему прочему огромных душевных сил и неимоверных нервов... Причем тут нервы, спросите Вы? Да просто потеряться в пространстве – это вообще такой стресс! Тут нужны, можно сказать, просто-таки железные нервы! А еще эти прохожие, которые вечно куда-то спешат! Они никогда не смотрят по сторонам, а когда ты их останавливаешь простым вопросом, шарахаются от тебя, как будто увидели привидение иди еще того хуже – саму мисс Чуму!.. Потом, если им не удается проскочить в надежде, что мотание головой и невнятное мычание в виде ответа может тебя устроить, то они долго пучат на тебя глаза, сосредоточенно морщат лоб, вглядываясь в бумажку, которую ты им протягиваешь (как правило это карта местности с указанием улиц) и опять-таки начинают мотать головой, но уже без особого мычания, а скорее для проформы с песней типа: «Да сами мы тоже не местные!» Эта песня древняя и уходит своими корнями если не в старый Иерусалим, то уж к Вавилону точно!.. Но мы отвлеклись...

Так вот после нескольких часов скитаний наша Курушка добралась-таки до Леофанушки.

После первых охов и вздохов по поводу «лицезреть вас для меня блаженство» и «рад, безмерно рад» хозяин и гостья отправились осматривать коморку Леофаныча.

- Нда.... – промолвила птица, после тщательного досмотра жилища, - Кухня у тебя хоть есть?

- Ну, ты меня совсем обижаешь! Конечно! Правда там живет лев и меня в нее не пускает...

- Ясно! Значит никакого морковного пирога... - почти про себя буркнула Кура, а для проформы решила все-таки уточнить, - А прогнать его ты, конечно, не пытался?

- Как же я его прогоню? У него там и детеныши есть! А я ж один! Мне много не надо! У меня вон и припасы все здесь могут храниться! – с этими словами он показал на полку под самым потолком.

- А как ты туда добираешься? – спросила птица, пытаясь оценить высоту проблемы.

- В прыжке! – гордо сообщил Леофан.

- В прыжке-е-е-е? – протянула Кура. – А разбег где берешь? За окном?

- Ну, как же я могу брать разбег за окном? Ты посмотри! Это ж "нескажукакойэтаж"!

- Полагаю, для тебя это не проблема! – съязвила Кура.

- Ну, я ведь летать не умею?

- А прыгать каждый день под потолок за едой – умеешь?

- Ну, прыгать ведь! Не летать!

- О, между этими двумя действиями небольшое расстояние! Если, какой-нибудь барсук попроситься на переночевать к тебе со всем своим выводком, я полагаю, ты не откажешь! А для удобства жизни дятла ты предложишь ему как раз эту самую полку с едой, а еду (если, конечно, твои гости-татаре ее сразу не экспроприируют), то ты и повесишь куда-нибудь за окно, а, чтобы не беспокоить лису, которая устроится на подоконнике, ты будешь за едой выходить на улицу и... Тут-то и произойдет знаменательное событие, когда ты научишься летать!

- Подожди! Ты слишком торопишься! Я не совсем понял!

- Ладно, давай! Валяй свои вопросы! – бросила Кура, устраиваясь поудобнее в кресле.

- Если ко мне придет барсук с выводком, в чем я немного сомневаюсь, то причем тут дятел?

- Ну, барсук вообще компанейская личность и в гости приходит надолго, если не насовсем, и, как правило, с ним еще половина леса! Поэтому сразу готовь места не только дятлу, но, как я уже сказала лисе, зайцу, белке и...

- Как же я их умещу всех вместе, да еще таких разных?

- А это твоя проблема! Не моя! Ведь это ты такой жалостливый, что отказался от кухни в пользу соседей! Не удивлюсь, если окажется что и в туалет надо ходить по расписанию!

- Как ты угадала? – совершенно искренне удивился Леофаныч.

- Даже не думала угадывать! Это было совершенно дикое предположение, но как выясняется, не такое уж и дикое! – Дикура с каким-то материнским сожалением посмотрела на Леофаныча. – Кстати о туалете...

- Ой, нет! – забеспокоился Леофаныч.

- Что? Сейчас не твой час?

- Нет... - выдохнул Леофаныч.

Кура посмотрела на висящие на стене часы с кукушкой.

- Так, а кукушка где? – полюбопытствовала Кура, разглядывая огромный амбарный замок, висящий на дверце часов.

- Понимаешь... - замялся Леофаныч.

- Только не говори, что у нее дети и она полетела их проведать?

- Откуда ты знаешь? Ты ее встречала?

- Ой-ой-ой!.. Я даже не подозревала, что размер бедствия может быть так велик!..

- С ней что-то случилось? Я так и знал! – не на шутку встревожился Леофаныч, и стал суетливо бегать по комнате, пытаясь сосредоточиться на мыслях. – Все решено! Я пойду ее искать!..

Наш герой достал сундук и стал туда забрасывать вещи, которые попадались под руку. Ему казалось, что при поисках пропавшей кукушки они могут пригодится. Так в сундук полетели компас, лыжная палка, связка боварских колбасок, пакет молока, зерно, мольберт, кисти, большой фонарь от маяка... Какое-то время Дикура беззвучно сидела в кресле, наблюдая за происходящим. Когда в сундук полетели кегли, Кура решительно встала и направилась к Леофанычу:

- Никуда ты не пойдешь! – заявила птица, резко встряхивая своего нового друга. – Когда я упомянула бедствие, то имела в виду не ее, а тебя! Бедствие – это то, что у тебя в голове! Там же сплошной кавардак!

С этими словами Кура усадила Леофаныча в кресло, где до этого сидела сама и стала разбирать вещи из сундука, раскладывая их в каком-то более не менее порядке по полкам и углам.

- Ты не можешь никуда идти сейчас, потому что у тебя гости! Это, во-первых!

- Ты права! Ведь у меня ты в гостях! – выдохнул растерянно Леофаныч.

- Вооот! Уже лучше!.. Дальше... - Кура внимательно смотрела на лыжную палку, размышляя куда ее положить. – Слушай, а зачем тебе палка, если нет лыж? И где вторая?

- Вторую я подарил аисту! Он на днях залетал и попросил ее у меня, потому что ему так удобнее по болоту ходить!

- А че не две?

- А вторая ему не нужна, потому что для равновесия одно крыло должно быть всегда свободно! Нельзя оба крыла загружать палками!

- Да ты просто какой-то аистиный эксперт! – умилилась Кура.

- А то! Я, знаешь, сколько всего знаю!

- Не сомневаюсь! – откомментировала птица, примеряясь к второй палке. Потом махнула головой, отгоняя мысли. – Если бы это тебе еще как-то помогало!.. Ладно... С палками понятно, а лыжи где?

- Волку подарил! Он сказал, что ему так сподручнее по лесу мотаться! А то со временем совсем сдавать стал серый!..

- А так ему сподручнее к бедным зайцам подкатывать, да?! – съехидничала Кура.

- Ой!

- Что?

- Бедные зайцы! Я ж о них не подумал!

- А о себе ты подумал? Был прекрасный комплект: лыжи с палками, а теперь вот – одна совершенно бесполезная палка... Хотя... - Птица посмотрела под потолок на полку. Знаешь, это мысль! Ею можно снимать котомку с едой! Тогда и прыгать не придется!..

- Ой, как хорошо, что ты пришла ко мне! Я б сам не додумался! Так бы и прыгал, пока ноги не сломал! Знаешь... - тут Леофаныч перешел на шепот, - Я должен тебе признаться! Мне так в последнее время болят ноги!..

- Показывай!

- Что?

- Ноги показывай!

Леофаныч задрал штанины.

- Да не мне! Олух! Врачу показывай! Срочно причем! – последнее птица сказала с беспокойством, поскольку заметила то, что могло вызвать беспокойство.

- А!.. А я уж подумал, что ты и во врачебном деле дока!

- Я-то дока, но тут нужен специалист!.. – назидательно сообщила птица. – Ладно... С вещами разобрались! – последнее она заявила, когда сундук уже был пуст. Вещи лежали по своим местам, а Леофаныч разглядывал свою комнату, как будто первый раз видел.

- Это ж надо! Какая у меня большая комната!

- Это если все в порядке держать!

- В нее еще столько всего может уместиться!

- И не думай! Сперва жизнь свою умести!

- И в жизни моей столько еще всего может уместиться! – вдруг осознал Леофаныч. А я уж думал, что все в прошлом!,.

- Это мозги у тебя в прошлом! А в жизни у тебя еще все впереди!.. Только порядок надо навести!.. Так... А это что? – с этим вопросом птица уставилась на картину в виде окна.

- Это мой маяк! – гордо заявил Леофаныч.

- Маяк! Это с которого ты это спер? – с этим словами Кура указала на фонарь, который до этого долго примеряла, пока не повесила под самым потолком в центре комнаты вместо люстры.

- Неет!.. – Леофаныч улыбнулся. – Это я по случаю на барахолке сменял на один бриллиант.

- На что? – Кура аж плюхнулась на хвост от неожиданности.

- На один бриллиант! Ну, понимаешь, мне в наследство досталась горсть бриллиантов, вот я и сменял один из них на фонарь для моего маяка! Понимаешь...

- И понимать не хочу! Я, надеюсь, из горсти это был самый малюсенький бриллиант?

- Нет... - Леофаныч вздохнул, - Он был самый красивый и большой, потому что он был последним. Я его берег для самого ценного!..

- Да уж... «берег для самого ценного»... - Птица задумалась.

- То есть, если я правильно понимаю, - после некоторой паузы продолжила Кура, - Остальные бриллианты ты растратил еще раньше?! Я стесняюсь спросить, на что? – тут она тщательно обвела комнату взглядом, пытаясь разглядеть хоть что-то ценное, что могло бы быть сопоставимо с бриллиантом...

- Мне трудно объяснить!.. – Леофаныч замялся.

- Постарайся уж!

- Поймешь ли?!...

- Ну, тут уж мне придется постараться!..

- Мне нужны были краски, а денег не было!..

- И ты сменял все бриллианты?

- Нет... Только один! Ведь еще была горсть!..

- Ага!..

- Потом нужны были холсты!

- И ты сменял все бриллианты?

- Нет! Еще один! Ведь оставалась еще горсть!

- Ага!..

- Потом понадобились кисти, мелки и бумага!

- И ты сменял еще один!

- Нет! Четыре!

- Почему четыре?

- Потому что за каждую позицию по одному!

- Ааа... А четвертый тогда за какую позицию? Ведь «кисти, мелки и бумага» - это три позиции!

- Еще был уголь! Я забыл назвать уголь! Знаешь, как классно рисовать углем!

- Могу себе только представить! – у птицы было почти предынфарктное состояние.

- Потом...

- Подожди!... Мне кажется достаточно! Я поняла!... Один только вопрос, ты все это покупал у одного и того же продавца, или это были разные проходимцы?

- Ну, зачем же ты так?! – огорчился Леофаныч. – Не зная человека, такой ярлык вешаешь? Очень даже себе замечательный дядечка! Душевный такой!

- За горсть бриллиантов еще бы ему быть не душевным! – буркнула в сторону Кура, а уже громко добавила, - Скажи, пожалуйста, а диалог с этим душевным дядюшкой был приблизительно таким:

- Что Вам угодно, любезнейший? – он.

- Мне нужны краски!.. – ты.

- О, самые лучшие краски в мире только сегодня и только у меня! – он.

- Какие красивые краски!.. – ты.

- Эти краски достойны самих Микеланджело и Рафаэля! – он.

- Да уж!.. Самих... - тут у тебя естественно перехватывает дыхание...

- Да! Именно и только них!.. Ну, еще, как я понимаю, Вас!..

- И меня? – Тут, естественно, ты не веришь своему счастью! Тебя сравнили с великими мастерами Возрождения.

- Конечно, Вас! – он.

- Я боюсь спросить, сколько они могут стоить? – ты.

- Сущий пустяк! А сколько у Вас с собой!.. – он почти заглядывая в твои карманы.

- В том то и дело... - Тут ты мнешься.

- Вы забыли портмоне? Это не беда! Я схожу с Вами к Вам домой и Вы заплатите мне там.

- Нет, не в том дело! У меня нет денег....

- Ах, нет денег... - Он почти теряет к тебе интерес, но тут ты лезешь за пазуху.

- У меня есть вот это! - Ну, тут тебе нет равных, потому что ты достаешь не больше и не меньше, как всю горсть бриллиантов.

- Ах, это!... – продавец почти безразличен.

- Но это очень хорошие... - ты не успеваешь договорить, потому что продавец зажимает тебе рот и шепчет:

- Я не могу позволить, чтобы кто-то узнал, что я продал краски не за деньги, а за какие-то стекляшки! Но только ради Вас! Я так к Вам расположился, что.... В общем, давайте! Так и быть!.. - Ну, а дальше дело техники! Он вытягивает из тебя камушек за камушком, каждый раз приговаривая, что «Ведь у Вас еще целая горсть»! Параллельно он выпытывает всю твою поднаготную и узнает про мечту – маяк. И в довесок в самом конце втюхивает огромный фонарь без лампочки за последний самый ценный бриллиант!..

- Ты там была! – выдохнул завороженно Леофаныч, совершенно не скрывая восторга.

- К сожалению, нет! – вздохнула Кура. – Если бы мне довелось быть там, то ты сейчас не сидел бы здесь, а твои бриллианты принесли бы тебе!.. Хотя... О чем это я? Ты бы все равно их расфуфырил, пока я куда-нибудь бы отлучилась!..

- Неужели я прогадал? – Леофаныч огорчился.

- Нет, что ты! Ты же нарисовал столько замечательных картинок! – ободрила Кура друга.

- Да!..

- А эти картинки принесли много улыбок людям!.. – продолжила птица.

- Да!.. – уже с надеждой откликнулся Леофаныч.

- А разве можно сравнить много улыбок с какими-то там бриллиантами?

- Да! – уже совсем радостно, - Вот видишь! Я же сказал, что это был замечательный человек!..

- Нет, это был проходимец! Это ты – замечательный, только не человек, а неандерталец!

- Неа-Кто? – не понял Леофан.

- Неандерталец!.. Они уже все вымерли!.. Во всяком случае так считалось до сих пор! Но вот оказывается не все! Один остался!.. - с какой-то нежной грустью глядя на друга, сообщила Кура.

- Ой, какая радость-то! И где же он? – Леофаныч даже огляделся вокруг, будто мог увидеть неожиданную находку ученых.

- Да, это уже не важно!.. Главное, что мы встретились с тобой! И теперь дела пойдут на лад!.. – сказала птица и засобиралась.

- Ты уже уходишь?

- У меня масса дел! Не забудь про сказку!

- Про маяк?

- Про какой маяк?

- Ну, как же? Я же тебе говорил! Маяк! Мой маяк!

- Ах да! Этот!.. Давай знаешь что? В следующий раз! У меня действительно масса дел, а времени уже в два раза меньше!

- Почему в два раза?

- Потому что раньше мне приходилось заботиться об одном динозавре, а теперь их двое! Я и с одним с трудом справлялась, а уж с двумя...

- Как? У тебя еще и динозавры есть?

- Да...

- Вот бы посмотреть! – мечтательно вздохнул Леофаныч.

- Что ж... Изволь! – Кура Дикура подошла к Леофан Леофанычу, взяла под руку и подвела к зеркалу, - Смотри!

- Так это же!.. – Леофаныч не верил собственным глазам.

- Вот-вот!.. А ты говоришь... - Кура вздохнула. – Ладно... Полетела я... Увидимся!.. Не забудь про мою сказку, о которой я тебе писала! А я что-нибудь придумаю для тебя!.. - с последними словами Кура исчезла в проеме дверей коморки Леофаныча...

Перейти к главе:

История №3 "..."

Descrizione-RasSkaski

 

 

Эта история приключилась задолго до того, как в один прекрасный день задумали наши герои рассказать ее другим. И намного раньше, чем наши герои вообще повстречались. Сначала они долгое время жили каждый сам по себе и радовались наступающему дню каждый по-своему. Окружающий мир немного пугал их, потому что наши друзья не особо были приспособлены вообще к нему. Они видели его совсем другим, чем он мог представляться разумным существам. Но и сами они не были в полном смысле слова разумными существами. Мы с вами говорим скорее о двух представителях вымирающих видов – динозаврах нашего времени, которых, возможно, почти не осталось. Они уже давно изменили свой внешний облик, чтоб не очень выделятся из толпы, но они никак не могли изменить свои доисторические души. Они с трудом могли вообще уловить что-то вразумительно-раздельное из биржевых сводок, но им как нельзя близки были ушедшие когда-то с ледником мамонты. Любая даже самая важная биржа или котировка представлялась им мыльным пузырем, а простой пахарь, с трудом освоивший алфавит и делавший массу грамматических ошибок, считался ими фундаментом любого общества. Ведь без лишнего миллиона можно прожить, а вот без куска хлеба – вряд ли… Деньги, считали они – это горы цветных бумажек, которые в разные эпохи разные народы рисовали совершенно по-разному. Бумажки, помноженные на жадность и алчность отдельных личностей, могли ввергать целые народы в войны и стирать их с лица земли, а те же бумажки, помноженные на добрый помысел и чистое сердце, могли творить чудеса. Но сами по себе бумажки ничего не стоили и стоило ли ради них отказываться от самих себя? Но мы отвлеклись…

Я толком не знаю в какой день и час пришло однажды на ум Леофан Леофанычу нарисовать себя и незнакомую ему самому птицу. Наверное, он долго мечтал о друге и все никак не мог встретить его наяву. И вот он нарисовал себе его, а точнее ее – такую несуразную, добрую, очень трогательную и смешную. Вряд ли он тогда надеялся повстречать это существо в жизни и уж тем более вряд ли он осознавал всю фундаментальность произошедшего и что за этим может последовать…

 Перейти к:

Глава №1: "ЗНАКОМСТВО"

Descrizione-RasSkaski

 

 

Где-то на планете жила-была Кура Дикура. Кто она такая была? Птица вроде как не совсем, рыбой тоже не назовешь. Так... То ли русалка без хвоста, то ли сплошное недоразумение. Однажды ей пришлось целый век работать журавлем, потом по сценарию этот журавль должен был трансформироваться в волка, потом... Но это другая история, а сегодня у нас на нее времени нет. Это я просто к тому, чтобы было понятно, что сама Кура Дикура после долгих и утомительных изменений своей сущности уже с трудом понимала и осознавала, кто она такая. Что же тогда могли понять окружающие про нее? Одна из ее подруг называла Курушку «птичка моя»! И в этом одном она не ошибалась. И то... Кажется, добавить «возможно» будет правильнее всего...

Так вот...

В один прекрасный солнечный, а может дождливый день, когда, как говаривают в классике, шел белый хлопьями снег, и под ним можно было загорать и плавать в бассейне... "Какой бардак!" - скажете вы, но будете в корне не правы, потому что это рассказ не простого смертного, а классика! А классики - это такие люди, слово которых непокобелимо и им смело можно верить! Кстати, про «непокобелимо»! Конечно, правильно писать «непоколебимо», но «непокобелимо» звучит как-то непоколебимее...

Итак, в один из таких дней прекрасная птица не Феникс, а Кура Дикура сидела, смотрела в окно и мечтала. Мечтала она о простом, но очень важном!

Дело в том, что у Куры Дикуры была одна знакомая сказка, которая птице нашей очень-преочень нравилась. Но у этой сказки по какой-то не очень объяснимой с точки зрения Вселенной причине не было одежки в виде обложки. У нее не было даже картинок! А это так несправедливо, когда у сказки нет картинок! У нее была одна только большая канцелярская скрепка, державшая с большим трудом все страницы. Да и скрепка это, честно говоря, была так себе и больше походила на большую бельевую прищепку.

По мнению же важных деловых людей, это было не так уж и важно! Они не знали, да и не могли знать: что такое сказка без картинок?! У них самих в детстве... Хотя, что я говорю? Сами важные деловые люди не помнили про свое детство и было ли оно у них вообще? А если не помнили они сами, то как они могли верить другим? "Сказки все - это ваше детство" - обычно бросали они пренебрежительно и удалялись прочь делать свои важные дела и играть в покер.

В общем, я не буду долго рассказывать про важных деловых людей. С ними вы столкнетесь завтра и послезавтра, и все-все последующие дни. Они будут отбивать охоту верить в чудо и приводить в пример себя и биржевые сводки! Когда же все биржи мира лопнут, как мыльные пузыри (а это рано или поздно случится), потому что никакие мыльные пузыри не живут вечно, то эти важные люди будут рвать на себе волосы, посыпать голову пеплом и стреляться. Но вернемся к нашей истории!

"...Хорошо бы, - мечтала Кура Дикура, - Найти художника и попросить его нарисовать пару картинок! Ему это ничего не будет стоить, а я ему и красок куплю!"

Так думала наша птица, как вдруг на глаза ей попались забавные картинки. "Вот кто мне нужен!" - воскликнула птица и засияла от счастья. В том, что автор этих картинок не сможет ей отказать, она не
сомневалась! Как может отказать сказке тот, кто умеет так рисовать!

Сказано - сделано! Кура Дикура сползла с высокой табуреточки, на которой до этого так уютно мечтала, разглядывая мир за окном, и направилась к комоду. Оттуда после долгих усилий она извлекла кусочек бумажки и огрызочек карандаша. Для пущей убедительности птица даже послюнявила карандаш (если можно так описать то, что она делала своим клювом) и принялась карябать записку.

Я не буду здесь приводить текст этого исторического документа, скажу только, что свою челобитную она сопроводила как красочным описанием подружки-сказки, так и самой сказкой. Собственно, сказка и понесла эту записочку куда-то в никуда.

Надо сказать, художник не заставил себя ждать, и наша Кура Дикура очень вскорости получила ответ, который очень ждала, но не ожидала получить!..

- Здраффствуйте!.. - услышала однажды наша птица в телефонной трубке и даже слегка подпрыгнула от неожиданности. Вы спросите, почему она подпрыгнула да еще и от неожиданности? Ну, просто телефон давно не звонил, поэтому она как-то привыкла к тишине, а тут вдруг раз и такое!.. Вот она и подпрыгнула. Но надо было видеть, как она подпрыгнула потом, когда поняла, кому принадлежит незнакомый голос.

- Здравствуйте... - отозвалась Кура Дикура, - Чем могу быть полезна?

- Это, наверное, я могу быть полезен Вам! - отреверансничал голос.

- То есть? - все еще не понимала наша птица.

- Ну, ведь это вы писали мне записку про ничейную сказку? Или это были не Вы? Если это были не Вы, то позвольте принести мои глубочайшие извинения и удалиться в глубоком марлезонском поклоне, поскольку... - он не успел окончить распушенную любезностью фразу, поскольку вот тут, как описывалось ранее, наша птица подпрыгнула совсем до потолка, а может быть и выше, и только и смогла, что ойкнуть:

- Ой!..

- Что с Вами? – забеспокоился голос.

- Это так неожиданно! – засмущалась наша птица, а засмущавшись, растерялась и брякнула, - А я не припудрена!

Надо отметить, что когда наша Курушка терялась, то терялась бесповоротно, причем в себе самой и начинала нести всякую околесицу. Если бы на другом конце телефона был кто-то другой, а не наш персонаж, то скорее всего он не стал бы продолжать разговор, а поторопился бы попрощаться, потому что трудно ожидать чего-то серьезного от того, кто боится быть неприпудренным - в особенности
по телефону. Но поскольку нашей птице звонил именно он – тот, кто был ей нужен, то был он приблизительно таким же как она, а точнее – теряющимся в себе и догадках по существу и неприпудренным от самого рождения.

- Ну, что Вы, не волнуйтесь! – ответил голос, - Я по телефону плохо вижу, поэтому могу только констатировать: Вы неотразимы!

- Ой, ну что Вы! – засмущалась Курушка.

- Я собственно, чего звоню! – попробовал вернуть в чуть более конструктивное русло разговор наш и Курушкин герой (причем почти в прямом смысле!)

- Чего? – решила из любезности уточнить птица. Конечно, любезность вышла какой-то сомнительной, но вряд ли наша птица это заметила.

- А почему бы нам не встретиться?! – ошарашил птицу предложением голос.

- Не могу сразу назвать хоть один аргумент не в пользу Вашего предложения! – пошла вырисовывать узоры любезности птица, - Но...

- Как? Вы хотите сказать, что есть «но»?! – решил закокетничать голос в трубке.

- Понимаете, в чем дело? Я... я... - птица вдруг осознала всю неэтикетность происходящего.

- Что?

- Я с незнакомцами не встречаюсь! –выдавила наконец птица ответ и закраснелась от собственного последующего признания, - Я ведь все-таки девица!..

- Ой, какая мелочь! Ведь это я!

- Кто я?! – затупила птица.

- Как, вы до сих пор разговаривали, не зная, кто я такой? Разве вас не учили не разговаривать с незнакомцами?

- На улице – да учили! А вот по телефону – не учили! И потом... Я же знаю, кто Вы такой! – возразила Курушка.

- Так почему же Вы до этого утверждали, что не можете со мной встретиться, потому что я – незнакомец?! – совсем опешил от нелогичности суждений птицы голос.

- Ну, Вы же до сих пор не представились! Как же я могу сказать, что вы – знакомец!

- Так... - попытался что-то сказать наш герой.

- И не возражайте! По правилам хорошего тона Вы должны были назвать свое имя и раскланяться в любезности, а вы вместо этого...

- Так давайте исправим это дело! – пошел на примирение голос.

- Нет, поздно!.. – придала трагичности происходящему Кура и тут же, как ей показалось, в тему запела, - «Поздно!.. Мы встретились с тобою поздно!..»

- Осталось только добавить «наша встреча была ошибкой»! – съерничал голос.

- Не могу!

- Это еще почему?

- Потому что мы еще не встретились!

- Так Вы ж только что спели...

- Ой, мало что в песне поется... Из песни слов не выкинешь!.. И потом... Я не понимаю, почему вы молчите?

- Кто? Я? – у нашего героя по его ощущениям стал теряться слегка рассудок. Даже при его уникальности до Куриных завертов ему было далеко. А когда Кура была в ударе, то заверты, надо сказать, были еще те!..

- Конечно Вы, не я же! Мне тут приходится за двоих говорить! Ладно... Давайте!

- Что? – не понял голос.

- Давайте представляйтесь, пока есть такая удивительная возможность! Вы же не будете спорить, что возможность удивительная, и что ею не грех и воспользоваться!..

- Да уж!.. Удивительнее не придумаешь! Ладно!.. – сдался голос. – Ваша взяла!

- Кого взяла?

- Никого! Это так говорится... Не отвлекайтесь, пожалуйста, а то мы так до скончания века будем висеть на трубке...

- Ну, я к примеру, на трубке не вишу! – перебила Курушка.

- Ну, тогда сидеть на телефоне! – попытался исправиться голос, но вышло хуже.

- Что Вы! Это же столь не удобно! Сидеть на телефоне! Немедленно встаньте и пересядьте на что-нибудь более мягкое!

- Я с Вами так с ума сойду, это же невозможно!.. – голос стал удрученным.

- Не сойдете! Не кокетничайте! – осадила его Кура.

- Почему это я кокетничаю? – не понял голос.

- Потому что! Трудно сойти с того, чего нет! А делать вид, что есть – это ведь сплошное кокетство! Вам должно быть стыдно!

Незнакомец, который вообще-то был заочно знакомцем, так растерялся, что даже не обиделся на то, что Кура фактически назвала его безмозглым. На всякий случай он все-таки решил уточнить, прежде чем распрощаться навеки вечные:

- Скажите, Вы меня хотели обидеть?

- С чего вдруг? Что за глупости! Как Вам только такое в голову могло прийти? Просто я так с Вами заигрываю. Вижу, что весьма неудачно!..

Наступила пауза. Каждый из наших персонажей понимал, что разговор зашел в тупик, а как из него выбраться, было как-то не понятно...

- А хорошая в прошлом году капуста занялась! – решил светскобеседнуть наш герой.

- Да уж! – отозвалась птица, - Капуста была знатной! Колосилась так, что аж за горизонтом было видно! Така красота!..

- Неописуемо! – продолжил голос, даже не пытаясь задумываться над тем, может ли колоситься капуста. – Кстати, раз уж такой урожай, то разрешите, пользуясь столь восхитительным случаем, представиться?! Меня зовут...

- Постойте! Дайте угадаю! Вас зовут Эдуард! Или Эдвард!

- Почему? – опешил наш герой.

- Обладателя такого бархатного голоса и знатока капусты должны именно так звать и никак иначе!

- Ой!.. – только и мог выдавить из себя наш персонаж.

- Что с Вами? Я угадала?

- Я не знаю, как Вам ответить... Просто при моем знании капусты, а также акварели и погодных условий, а также при моем собственном голосе меня все же зовут никак не Эдуард, и уж тем более не Эдвард!.. Если позволите, только позволите...

- Что ж... Это было бы даже слишком! При таком голосе и такое имя... К тому же, если быть честной с самой собой, то я знаю Ваше имя... Просто так хотелось зачудить какое-нибудь чудо!..

- Вам это удалось! Я стал даже сомневаться, что меня зовут так, как зовут, а не как-то иначе...

- Маски сорваны, мой друг, маски сорваны! – птица глубоко вздохнула и улыбнувшись, добавила, - Я буду звать Вас Леофан Леофаныч.

- Но ведь... - наш герой совсем растерялся, - Почему? В смысле меня ведь...

- Это уже не важно! – махнула крылом наша птица. – Для меня Вы будете именно Леофан Леофнычем, а я для Вас, дайте подумать! Да!.. Решено! Для Вас я буду Курой Дикурой! А когда-нибудь в другой жизни, мы, возможно, повстречаемся и Вы будете Принцем и обязательно на белом коне, а я для Вас Прекрасной незнакомкой... Ну, или Коньком-Горбунком!.. Тоже веселый персонаж!.. Ладно! Засудачилась я тут с Вами! Не пора ли нам прощаться? Для первого разговора как-то он слишком затянулся!

- И что теперь? – Леофаныч, а теперь и мы его будем так звать, чтобы не порождать путаницы.

- А теперь мы договоримся о встрече, встретимся и... будем дружить вечность! А куда нам деваться друг от друга на этой Луне? Здесь мы не могли разминуться!..

- Пожалуй, Вы правы! А позвольте пригласить Вас в гости?

- Да, не вопрос! Я всегда за!.. Когда и куда приезжать?! И какие плюшки брать?

- Плюшки есть, приезжайте, к примеру, завтра по адресу.... – Далее следовал адрес, который история для нас не сохранила, и указание времени, которое не запомнилось...

Перейти к:

Глава №2: "ЗАВТРА И МОРКОВНЫЙ ПИРОГ"

gruppa4В этой части нашего сайта безраздельно властвуют Кура Дик и Леофан Леофаныч. Эти забавные персонажи часто спорят, а еще чаще придумывают различные истории и сами в них искренне верят. Им очень хочется видеть мир добрым и красочным, и поэтому они приглашают тебя на огонек, а еще на порисовать и на попроказничать!..

Кстати, про "попроказничать и порисовать"! Если в один прекрасный день тебе очень захочеться пошалить в компании с замечательным художником и нашим другом - Львом Бартеневым, а заодно проехаться по замечательному городу с восхитительным названием Звенигород, то можешь сообщить нам и мы подскажем, когда у него занятия. Заряд позитива и радости от общения с нашим другом обеспечен!..

А пока приглашаем почитать истории про наших друзей!..

 

 СОДЕРЖАНИЕ "РАССКАЗКИ КУРЫ ДИК ИЗ РАСКРАСКИ ЛЕОФАН ЛЕОФАНЫЧА":

Как и положено: "ВСТУПЛЕНИЕ"
"Эта история приключилась задолго до того, как в один прекрасный день задумали наши герои рассказать ее другим. И намного раньше, чем наши герои вообще повстречались..."
Читать далее...
 История № 1: "ЗНАКОМСТВО"
"Где-то на планете жила-была Кура Дик. Кто она такая была? Птица вроде как не совсем, рыбой тоже не назовешь. Так... То ли русалка без хвоста, то ли сплошное недоразумение..."
Читать далее...
История №2: "ЗАВТРА И МОРКОВНЫЙ ПИРОГ"
"На следующий день, который не особенно заставил себя ждать, Кура Дик, принарядилась в свои праздничные перья, захватила на всякий непредвиденный случай десятка два плюшек-ватрушек, да и отправилась по указанному адресу..."
Читать далее...
История № 7: Чайка и Генерал или кое-что о правилах хорошего тона и высшем обществе
"Однажды Куре не сиделось дома и решила она навестить своего закадычного друга Леофан Леофаныча. Давненько они не виделись, и надо заметить, очень соскучились друг по другу. Решено – сделано! Нафуфырилась наша птица, взмахнула крыльями и... оказалась на подоконнике в домике Леофаныча..."
Читать далее...
 История № 8: Ящерица, которая очень любила плавать
"В один из солнечных летних дней, когда Леофанычу заходелось порисовать на природе, а Куре Дик просто было нечем заняться, собрались наши друзья да и встретились..."
Читать далее...

 

Как вы сами понимаете, историй у Куры Дик с Леофан Леофанычем приключилось огромное множество, но наши герои так были увлечены их проживанием, что не удосужились раньше времени перенести их на бумагу, поэтому сейчас мы помогаем им восполнить этот пробел, а вам, наши маленькие друзья стоит только набраться чуть-чуть терпения... И мы сможем порадовать вас новыми приключениями наших героев в самом ближайшем будущем...